«Это очень тяжело — показать, что тебе очень легко», — Вадим Мунтагиров, премьер Королевского балета Великобритании

0
158

Источник: https://chayka.lv

На сцене Латвийской Национальной оперы партию Зигфрида в премьере «Лебединого озера» репетирует Вадим Мунтагиров, премьер Королевского балета Ковент-Гарден в Лондоне. Это — событие. Пригласивший его главный балетмейстер латвийского балета Айвар Лейманис считает Мунтагирова самым лучшим на сегодня солистом балета в роли Зигфрида в мире. А учитывая то, что Вадим приехал к нам в сложную эпоху пандемии — событие вдвойне. 

Вы впервые в Риге? Какими судьбами? 

Да, впервые. Мне позвонил ваш главный балетмейстер Айвар Лейманис и спросил: «Можешь 2-го и 4-го сентября танцевать в премьере «Лебединого озера»? А я спросил — это какой год, 2020, 2021? Потому что, из-за пандемии я сидел дома и мог только мечтать, что сейчас будут вдруг какие-то балеты, тем более, такие масштабные, в четырёх актах. И когда Лейманис сказал, что да, сейчас, в сентябре, я был, безусловно, рад. Здесь очень приятно, театр замечательный и артисты хорошие. 

Айвар Лейманис знает меня ещё со времен, когда я был маленьким. Мой папа, некогда артист Челябинского театра оперы и балета, привёз меня на конкурс «Арабеск» в Пермь. Я получил золотую медаль в младшей группе, там мы с Айваром и познакомились.  

Сейчас репетирую с латвийскими артистами и стараюсь не только показать себя, но и приобрести что-то новое. Когда долго работаешь на одном месте, застреваешь немного. Я как увидел, как ваш мальчик, исполняющий роль колдуна Ротбарта, такие прыжки делает, что мне сразу захотелось работать! Я надеюсь, что ещё когда-нибудь к вам приеду, но пока что танцую только два премьерных спектакля. 

Как долго вы не танцевали на сцене после начала пандемии?

Это будет первый раз после перерыва почти в полгода. Около пяти месяцев я не был в зале, потому что у нас в Лондоне всё немножечко сложно. Нас вообще не пускают в театры. Но с 1 сентября разрешают, наконец-то, репетировать артистам в театрах, и мы пойдем туда, как в школу в первый раз. А до этого всё делаешь сам — находишь, где повезёт, какой-то уголок и тренируешься, чтобы себя в форме держать. 

Поэтому, когда я прилетел сюда и начал репетировать, я был, конечно, очень рад.  Наконец-то студия большая, а то пять месяцев я был буквально на двух квадратных метрах линолеума дома и что-то пытался делать, прыгать. Так что сейчас настрой такой очень приятный. Конечно, переживаем жуткое время, но я надеюсь, что сейчас всё в гору пойдёт. 

Когда вы впервые танцевали роль Зигфрида? 

В первый же год моей работы в театре. Это было в Английском Национальном балете в Лондоне, где я начинал. И танцевал эту роль на сцене знаменитого «Альберт-холла», где немного нестандартная сцена — это бывший цирк и она идет по кругу. Так что и версия того «Лебединого озера» была не похожа на обычную. И там в результате надо было вдвое больше работать, чтобы показать хороший результат. У меня были очень строгие педагоги и репетиторы. Как сейчас помню, насколько активно они со мной работали. 

Постановка в Риге — это уже четырнадцатая версия «Лебединого…» , в которой я участвую. То есть, у меня в голове даже уже небольшая каша — иногда приезжаешь в иную страну, в новый театр и думаешь, вот я уже тринадцать разных версий протанцевал, как ещё можно по-другому? Оказывается, можно. 

Вот сейчас мне очень приятно танцевать эту версию, потому что, с одной стороны, она очень близка к прежним версиям, а с другой стороны, совсем не похожа. Есть такие моменты, нюансы, когда чувствуешь, что всё-таки новый балет танцуешь. Сцена с колдуном Ротбартом для меня совсем новая, например. Для меня это в первый раз, когда именно в этой сцене надо очень много прыгать, там очень много «физики», то есть физической нагрузки. И безусловно, очень приятна партнерша Юлия Брауэр, мы буквально два дня репетировали в студии и понимаем друг друга.

Можете назвать свою самую любимую роль?

Знаете, на протяжении всей моей карьеры главный спектр моих ролей был между «Лебединым озером» и «Баядеркой». Я оба этих спектакля люблю, потому что они разные. В «Лебедином…» мой принц Зигфрид должен показать деликатность и то, что будто для тебя всё очень легко. А это очень тяжело — показать, что тебе очень легко. А в «Баядерке» ты — воин, там иной характер и там немножко по-другому. 

Мне кажется, всё равно — на первом месте «Лебединое…» Может, потому что я его танцевал больше всего. И, конечно, музыка Чайковского! Помню, я подряд уже двенадцать спектаклей станцевал, уже нет сил, но слышу антрэ перед вторым актом — и у меня просто мурашки по коже, а боль и страх уходят. И после этого — наслаждение выходить на сцену, это никогда не надоедает. 

Я танцую и Альберта в «Жизели», где я — плохой, обманул девушку. В жизни я бы такого никогда не сделал, я — нормальный человек. 

Отец до сих пор с вами работает?

Мой папа даёт мне полную свободу, только иногда маленькие нюансы комментирует. Например, по скайпу посмотрит и скажет: «Вот здесь подъём можешь немного подтянуть». Он меня сейчас не так часто видит, но ему всегда приятно посмотреть на мой результат. 

Вы уже примерно знаете, какие у вас планы впереди, несмотря на пандемию?

Ну, пока в «Ковент-Гардене» в Лондоне всё не очень хорошо. На начало октября запланирован какой-то гала-концерт. Но, опять-таки, при всём при этом присутствует социальная дистанция. Так что, если ты дома живёшь один, то будешь танцевать вариацию соло, а вот те танцоры, что живут парами, то им повезло — они могут па-де-де танцевать! Но, надеюсь, что это всё отменят и начнём танцевать с партнёршами.

Но сказали, что полностью заполнить зал и запланировать большие трёхактные балеты смогут только в марте 2021 года. До этого будут, возможно, только маленькие одноактные балеты, где как можно меньше артистов на сцене — такие, как «Апполо» или «Месяц в деревне». 

Кстати, вы знаете, что при советской власти музыка «Лебединого озера» была связана со смертями руководителей страны. Если зазвучала эта музыка — значит, кто-то умер!

Ну, я в те времена был ещё совсем маленьким, я их не помню, ведь родился в 1990-м. А у нас в Лондоне, по счастью, всё по-другому. И мне очень нравится позитивный финал «Лебединого озера», когда заколдованные в лебедей девушки вновь обретают свой облик, наступает рассвет и такая радость, что хочется творить и любить! 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти так же:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Vk
Ok
 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here