Откуда котится матросское “Яблочко”

0
395

Источник: https://zen.yandex.ru

“Эх, яблочко, куда ты котишься?” – вопрос риторический, то есть ответа не требует. А вот откуда пошёл известный матросский танец с этим названием, имеет смысл разобраться.

На Кавказе есть гора, на горе тюльпаны ?

Любой человек знает, что “Яблочко” – это такой известный матросский танец. По крайней мере, люди старшего поколения с детства видели, как его танцуют всяческие коллективы по телевизору и на сцене, а некоторые даже лично отплясывали его в детском садике или в школьной самодеятельности, нарядившись в матроски. Кажется, что он был всегда.

На этом впечатлении строится интернетный миф о его происхождении, запечатлённый, например, в Википедии. Он напоминает причудливые легенды крымских экскурсоводов на тему “сейчас я расскажу вам, почему эта скала/гора носит такое название”.

Вкратце получится примерно так (внимание, это легенда!):

Когда русские судна приходили в иностранные порты, русские матросы шли в портовые кабаки. А там обычно английские матросы танцевали свой традиционный моряцкий танец хорнпайп. Русским матросам он так понравился, что они тоже научились танцевать хорнпайп. Так он распространился на русском флоте ещё в 19 веке.

А потом русские матросы добавили прибавили в хорнпайп национальные приплясы и стали его танцевать под мелодию популярного в начале 20 века “Яблочка”.

????Почему это не может быть правдой?

Поскольку нам ничего не известно о каких-то особых русских кавалерийских, артиллерийских или пехотных танцах, трудно предположить, что именно матросы настолько часто танцевали, чтобы создать целую традицию, да ещё и передавать её следующим поколениям. И что их профессия в принципе давала им какой-то особый простор для упражнений в хореографии.

Тут ещё надо иметь в виду, что русские матросы – это не какая-то особая флотская каста, как английские. Это были простые сухопутные деревенские мужики или фабричные рабочие.

Глядя в лица этих балтийских братишек, примерно представляешь, куда бы они отправили бриттов с их хорнпайпами.

А самое главное, что ни в художественной, ни в мемуарной литературе 19-начала 20 веков нет упоминаний о каких-либо особых матросских танцах. Даже у Станюковича и Новикова-Прибоя – бытописателей русского флота – что-то не видно ничего подобного.

Хотя это, конечно, не исключает того, что матросы, как и все другие люди, могли что-нибудь сплясать по случаю.

Кстати, в 10-20-е годы в России был такой модный эстрадный танец “матлот” (что-то вроде быстрого фокстрота) с “моряцкими” движениями типа перетягивания каната, но назвать его танцем русских моряков вряд ли есть основания.

”В белом венчике из роз – впереди Исус Христос идёт матрос”

Так переделывали в годы гражданской войны строчку из “Двенадцати” Блока. И получалось гораздо ближе к правде, потому что революционный матрос был ужасом этого времени.

Хороший портрет с натуры есть у Максимилиана Волошина:

Широколиц, скуласт, угрюм,
Голос осиплый, тяжкодум,
В кармане — браунинг и напилок,
Взгляд мутный, злой, как у дворняг,
Фуражка с лентою «Варяг».

И, несомненно, разбитное “Яблочко” сопровождало этот образ.

Хотя частушки на эту мелодию пели (и плясали при желании) все – не только матросы. И не только красные, но и белые, и анархисты, и гражданские тоже.

В тексте лишь одна строчка была неизменной – “эх, яблочко, куда ты котишься”, а всё остальное менялось в зависимости от политических взглядов исполнителя и конкретной ситуации. Но во всех вариантах эта частушка несла в себе какую-то грозную и лихую энергию, тем более, что без нецензурной лексики эти тексты редко обходились.

Было от чего упасть в обморок профессору Преображенскому:

 

О “Яблочке”, как о популярнейшей песне времён революции и гражданской войны часто упоминается в мемуарах и литературе 20-х годов: в “Гренаде” Светлова, в воспоминаниях Паустовского, у Есенина, который на этот мотив написал целую поэму (“Песнь о великом походе”).

Именно в 20-е годы песня “Яблочко” стала танцем. Но английские моряки тут совершенно ни при чём.

”Яблочко” и “Красный мак”

Матросский танец “Яблочко” родился в 1927 году, и произошло это благодаря постановке первого балета на советскую тему под названием “Красный мак”.

Дело обстояло именно так: не танец был использован в балете (как обычно пишут), а балет породил этот самый танец.

Дело было так.

Автор музыки к балету “Красный мак” Рейнгольд Глиэр сочинял танец моряков для первого акта. Получалось как-то бледно и невыразительно, чего-то не хватало. Он пришёл к либреттисту и художнику балета Михаилу Курилко, чтобы показать наброски музыки и посоветоваться.

Курилко согласился, что это всё не то, и в качестве варианта напел композитору частушку “Эх, яблочко”, уверяя, что в Одессе все моряки поют эту песню.

Вероятно, он не заменил некоторые слова в тексте более приличными, а спел как есть. Потому что Глиэр (профессор Московской консерватории, на минуточку) счёл предложение издевательским, обиделся, молча забрал ноты и ушёл.

Чуть позже он остыл, отбросил предрассудки и нашёл в мелодии хорошие перспективы для развития. В итоге Глиэр написал задорные вариации на эту тему, а молодой балетмейстер Лев Лащилин поставил на эту музыку матросский танец.

Как “Яблочко” взорвало интернет СССР и США

Много чего видела и слышала сцена Большого театра, но музыки нецензурных частушек на ней ещё не звучало. Как вспоминал танцовщик и балетмейстер театра Асаф Мессерер, старшее поколение труппы возмущённо роптало, а на первой репетиции оркестр отказался это разучивать.

Но когда в итоге на премьере “Красного мака” в первом акте с борта теплохода “Правда” по канатам на сцену лихо спустились матросы и станцевали “Яблочко”, публика была покорена раз и навсегда. Мессерер писал об исключительном успехе этого танца:

“Я не припомню больше такой реакции публики. Зал вставал и ревел от восторга”.

Собственно, именно ради “Яблочка” публика валом валила на этот спектакль, шли целыми цехами и трудовыми коллективами.

Этот балет как бы реабилитировал “Яблочко” и поднял его социальное реноме. Поэтому на фоне огромного размаха художественной самодеятельности в СССР матросский танец быстро вошёл в массы. Его танцевали на всех концертах – от школьных до правительственных в разных вариациях.

Как ни странно это звучит, для многих рядовых американцев наше “Яблочко” – светлое воспоминание школьного детства и юности. Потому что довольно простые вариации на эту тему из балета входили в учебный репертуар многих школьных американских оркестров.

Игорь Моиссеев – крёстный отец “Яблочка”

Но настоящей кондиции “Яблочко” как танец достигло несколько позже, а именно в 1943 году, когда руководитель Ансамбля народного танца Игорь Моиссеев поставил “Флотскую сюиту”.

Это был хореографический мини-спектакль о жизни на советском корабле, где последним ударным номером шло “Яблочко”.

Между прочим, Игорь Моисеев в качестве танцовщика кордебалета Большого театра участвовал в спектаклях “Красного мака”, он танцевал партию американского (или английского) чернокожего моряка.

Только в этой версии “Яблочка” появились специфически “матросские” элементы из английского хорнпайпа: позиции скрещённых рук, широкие взмахи ног, особые шаги-веревочки, чечетка.

Так военно-морской флот СССР получил свой фирменный профессиональный танец и музыкальную эмблему. Но всё это там и осталось – на концертной сцене.

А советские матросы… Нет, в свободное время они танцевали не “Яблочко”.

Валентин Печатин. Танец моряков. 1959.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here