Большой театр завершил фестиваль в честь великого танцовщика XX века

0
277

Источник: https://www.mk.ru

Владимир Васильев превратил заупокойную мессу в гимн жизни

Последним спектаклем, которым Большой театр завершил свой фестиваль в честь одного из величайших танцовщиков XX века Владимира Васильева, стал балет «И воссияет вечный свет». В Москву его привёз Татарский академический государственный театр оперы им. М. Джалиля. Перед нами - титаническая по размеру и замыслу театрально-хореографическая симфония, где на сцене присутствует 144 человека: из них 62 человека - хор, 25 артистов кордебалета, 5 пар солистов балета, четыре солиста оперы и ещё оркестр!.. Впервые за всю более чем двухсотлетнюю свою историю, одно из самых главных музыкальных произведений человечества - «Реквием» Моцарта - получил театральное воплощение.

Этот спектакль - финальный аккорд прошедшего в Большом театре фестиваля, посвященного юбилею Владимира Васильева, который в апреле отметил свое 80-летие. В фестиваль вошли балеты «Дон Кихот», «Спартак» и «Щелкунчик», незабываемые образы героев из которых Васильев вписал в историю классического танца XX века…

«И воссияет вечный свет» - не первое обращение Васильева к такой форме спектакля, где заняты разные театральные подразделения. Ведь, по сути, в Москву с гастролями приехал не только казанский балет, но весь оперный театр в полном составе. Не менее масштабной была и предыдущая постановка для казанского театра "Dona nobis pacem" («Даруй нам мир») на музыку Высокой мессы си минор И.С.Баха.

Название "И воссияет вечный свет" - "lux aeterna" взято из строчек самого Реквиема. Это часто повторяемая на латыни фраза из заупокойной мессы: Requiem aeternam dona eis, Domine, et lux perpetua luceat eis (лат.) (Вечный покой даруй им, Господи, и вечный свет пусть светит им). Но заупокойную мессу Васильев превратил в настоящий гимн жизни!

«Я не знаю, к какому жанру можно отнести этот спектакль. Для меня это неважно. В нем - синтез разных видов искусства, объединившего все силы музыкального театра... И в то же время, это не опера-балет, потому что невозможно разделить это музыкальное целое на отдельные составляющие, даже сложенные вместе. «Реквием» Моцарта для меня – не только гениальное творение великого музыканта, создавшего траурное прощание с миром и обретающего вечный покой. Это - исповедь Художника-творца, раскрывающая глубины и поднимающаяся на высоты человеческого духа…Это - гимн жизни созидающей!», - рассказывает Владимир Васильев, который выступил в этом спектакле в роли его главного героя.

Перед нами масштабное, эпохальное полотно, где основной принцип - синтез разных искусств: поэзии, живописи, компьютерной графики, пения, музыки и танца (музыкальный руководитель - главный дирижер театра Ренат Салаватов, хормейстер – Любовь Дразнина) - отражает разносторонность дарований юбиляра. Он подобно Леонардо да Винчи интересуется многим и воплощает многое. Это давняя мечта Васильева — объединить все силы большого музыкального театра в едином действе на сцене, чтобы показать всю его мощь и силу воздействия на зрителя. 

В спектакле «И воссияет вечный свет» воспоминания хореографа о прожитой жизни, его раздумья. Васильев - хореограф-философ. Поэтому перед нами не прямой рассказ о себе. В спектакле дан обобщенный образ художника, размышляющего о мироздании, о любви и смерти, и жизни после смерти. Не случайно в конце спектакля в выси над сценой, в духовном мире мы видим влюбленных, постаревшего Мастера и его Маргариту, его возлюбленную.

Сам маэстро в спектакле читает собственные стихи и выходит на сцену как дирижер всего действа. Он - творец, демиург собственного мира – создает в спектакле собственную вселенную, творит свой космос. В буклете к спектаклю напечатан синопсис, но содержание балета понятно и без него.

В начале – пролог. Звучит джаз, пред зрителем кабинет Мастера. Он за работой. Стол, уютно горит лампа с зеленым абажуром… Над кабинетом, как на балконе, размещен джазовый оркестрик… Джаз - увлечение молодости, с него все и начинается. Это молодость мира и собственная молодость - как бы автобиографическая проекция на жизнь и творчество самого Васильева.

В этом спектакле Васильев выступает и как художник — его живопись использована в компьютерной графике, которую он вместе с компьютерным дизайнером выстраивал музыкально. 

Васильев – абстракционист, напоминает Кандинского. Яркие подобные радуге фантастические сочетания цветов и оттенков сменяют друг друга. С помощью чисто технических средств, зеркал и движущихся экранов, на которых высвечивается движущиеся проекции картин в формате 3D, мультимедийные декорации трансформируются в как будто расширяющуюся вселенную, где всё неустойчиво, минутно, тленно, и среди мига и тлена – вечное и нетленное творческое начало, вечная любовь.   

Действительно, фантастическая сценография, созданная для спектакля московским художником Виктором Герасименко, - какая-то бесконечно трансформирующаяся вселенная. Кулисы сцены оформлены в виде пилонов, что создает ассоциацию с храмом. «Мы неслучайно выбрали такой образ: с одной стороны, «Реквием» в какой-то мере – это музыка храма; с другой стороны, сцена для главного героя – это его творческий храм», - говорит художник-постановщик Виктор Герасименко. Важным элементом декорационного решения являются огромные зеркала. В оформлении используется компьютерная графика, созданная Эриком Исламовым (Москва), в которой тот высвечивает живописные работы Владимира Викторовича (художник по свету – Айвар Салихов).

Спектакль Владимира Васильева «И воссияет вечный свет».

Важное место в спектакле отводится хору. Хоровые исполнения чередуется с соло: сопрано Гульнора Гатина, меццо-сопрано Екатерина Сергеева, тенор Ярослав Абаимов и бас Евгений Ставинский. Певцы одеты в библейские «белые одежды», контрастирующие с серыми плащами, в которые одет хор. Белые одежды напоминают ангелов. Ангельские ассоциации то тут то там мерещатся зрителю. В одном из платьев мы видим рукава-крылья, а в одном из изображений компьютерной графики – танцующего человека, раскинувшего руки. И руки эти напоминают крылья. Изображение точно повторяет мизансцену спектакля, в которой Васильев, воздев руки к небу, делает их похожими на крылья.

 

Хореографические образы в спектакле не иллюстрируют музыкальную составляющую, а растворены в ней. Хореография становится сутью, смысловым центром всей композиции. Главные партии исполняют пять пар солистов казанской балетной труппы в обрамлении кордебалета — Михаил Тимаев, Аманда Гомес, Алесcандро Каггеджи, Мана Кувабара, Таис Диоженес, Вагнер Карвальо, Александра Елагина, Ильнур Гайфуллин, Алина Штейнберг, Антон Полодюк. Как в балетах Бежара, тут заняты танцовщики разных национальностей (например, Алесcандро Каггеджи - англичанин с итальянскими корнями, есть бразильцы, японцы, русские, татары), как и у него, юноши с обнаженными торсами и в белых трико, девушки в белых платьях.

Я не знаю, осталось ли много мне жить,

И не знаю, как жизнь дальше сложится.

Не дай Бог мне задуматься: быть иль не быть?

Надо жить! Остальное приложится! – читает Васильев в финале спектакля свои стихи, после того как отзвучала «Аллилуйя» из мотета Моцарта «Exsultate, jubilate».  И стихотворение это определяет содержание всего спектакля. Ведь перед нами одновременно исповедь художника и гимн вечному созиданию жизни. 

Спектакль «И воссияет вечный свет» родствен по своему накалу и исповедальности таким немеркнущим шедеврам в истории хореографического искусства, как IX симфония Бетховена в постановке Мориса Бежара. В сущности, Васильев в своем спектакле, как артист, непосредственно работавший с Бежаром, применил постановочные принципы этого гениального хореографа.

-Мне показалось, что в этом спектакле Вы выступаете как хореограф, продолжающий в определенном смысле развитие тех постановочных принципов, которые разрабатывал в своем творчестве Бежар: синтетическое искусство (музыка, оперное и хоровое пение, поэзия), сочетание чего-то, казалось бы, мало сочетаемого: у Бежара это Моцарт, или Бах, и танго; у Вас «Реквием» и джаз…

- Это в Вас балетный критик говорит. Этот спектакль совсем иной – с удивлением отвечает мне Васильев на моё предположение. - Это не балет, в котором использована опера или просто задействован джаз. Бежар — замечательный, уникальный Мастер, но все же один из многих великих мастеров в моей жизни. Если говорить о влиянии, то в этом спектакле есть влияние ВСЕГО накопленного за долгий творческий путь, огромное количество людей творческих, с которыми меня связала жизнь и у которых я учился всю свою жизнь: и хореографы, и музыканты, и художники.  Именно о них обо всех этот Спектакль. Именно им всем это послание. Я посвятил этот спектакль всем ушедшим великим творцам, свет от творчества которых будет сиять людям! Но не только это память об ушедших — это и гимн живущим, надежда на лучшее, на то, что свет воссияет всем! Не случайно в финале звучат эти слова «Надо жить!» и «Аллилуйя!»

Васильев рассказывает мне о том, что формировало его творческую личность. Говорит о воздействии от окружающего, которое исподволь формирует каждого из нас в процессе нашего жизненного пути. Это люди и события, которые проходят через жизнь и у которых мы все вольно-невольно учимся. В жизни Васильева таких мастеров огромное количество — еще в школе он с упоением слушал Ю.А.Бахрушина, потом был ренессансный мастер Касьян Голейзовский, Роман Якобсон, Ростислав Захаров, Леонид Лавровский, Игорь Моисеев, Юрий Григорович. Конечно и Бежар, и Килиан, и Пети. Были великие музыканты и композиторы, не говоря уже о художниках. Здесь и традиции русского театра, и в частности Большого театра, которые он впитывал от своих еще «дореволюционных» педагогов.  Во времена Васильева балет всегда был участником оперных спектаклей, а они – ученики - каждую неделю участвовали и в операх, и в балетах театра. В 1990 году состоялся первый фестиваль в честь Васильева, в котором были объединены разные виды искусства. 

- «Реквием» это последнее и, наверное, самое потрясающее произведение Моцарта. Но обстоятельства его создания какие-то мистические. Заказчик был неизвестен. Просто в дом в июле 1791 года пришел посланник в черном и на условиях анонимности сделал заказ на заупокойную мессу. Безденежье заставило Моцарта принять это условие. Только позже выяснилось, что «Реквием» был заказан музыкантом-любителем графом Францем фон Вальзеггом для исполнения в память о его ранее умершей жене, и граф хотел выдать это произведение за собственное сочинение. А получилось, что «Реквием» Моцарт написал по себе самому… Жуткая история! Не боялись ли вы, Владимир Викторович, браться за «Реквием» из суеверия?

- Суеверия не было, об этом я не думал. Но вот за месяц до премьеры случилась пандемия!!! Совпадение? Не знаю! 

- Какое впечатление у вас осталось от данного в вашу честь Большим театром фестиваля?

- Я благодарю всех артистов и всех, кто был занят в организации и проведении этого фестиваля за этот щедрый и красивый подарок к моему юбилею в стенах родного театра. Это был счастливый отрезок моей жизни!

Авторы:

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here