«Камеры, репетиции, волнительные моменты с выступлений»

0
190

Источник: https://arigus.tv

Артисты бурятского театра участвуют в проекте на федеральном канале

На телеканале «Культура» открылся новый сезон масштабного конкурса «Большой балет». В число участников вошли и артисты Бурятского государственного академического театра оперы и балета им. Цыдынжапова 26-летняя Харука Ямада и 20-летний Эрдэм Сандаков. О пути к нелегкому искусству и о том, как они попали в престижный проект. 

Из ринга к станку

Поездка на конкурс в Москву для Эрдэма и Харуки оказалась как глоток свежего воздуха. Камеры, репетиции, волнительные моменты с выступлений – там было всё, по чему изголодались настоящие артисты.

- Я вообще был в шоке. Когда учился в колледже, в общежитии смотрел по телевизору сезоны проекта. И никогда не мог представить, что сам там окажусь. Даже не задумывался об этом. И мне говорят, что мы едем туда. Сначала я обрадовался, а потом испугался. Все эмоции испытал, – рассказывает о своих переживаниях Эрдэм.

Молодой человек работает в Бурятском театре оперы и балета третий год и задействован почти во всех спектаклях. А начиналась его балетная история совсем не творчески. До 4-го класса юноша учился в селе Шибертуй Бичурского района. По совету родного дяди, солиста театра Булыта Раднаева мальчик поступил в Бурятское хореографическое училище им. Л. Сахьяновой и П. Абашеева. И хотя до этого Эрдэм успешно занимался боксом в сельском клубе и даже завоевывал спортивные награды, он целиком доверился мнению родственников.

- Дядя и его жена, балерина Вероника Степанова, с детства наблюдали за мной, пытались понять, получится ли из меня артист балета. Хотя я был толстенький, они не придавали этому значения. Знали, что физические упражнения вернут форму, – рассказывает юноша.

 

Из десяти остались только трое 

Эрдэм поясняет, что для балета очень важны физические данные – гибкость, выносливость и высокий подъем стопы.

- Когда вытягиваете ногу, она должна выглядеть как игла, стрела. У некоторых людей не вытягивается полностью, внешне будто топорик, – говорит он.

К тому же обязателен музыкальный слух. При поступлении в училище педагоги-концертмейстеры проверяют его наличие у абитуриентов. Ведь в течение четырех лет студенты дополнительно осваивают игру на фортепиано.

В общей сложности Эрдэм учился 12 лет: 5  балетных классов и три курса после их окончания. В будние дни начинающий танцор жил в общежитии, на выходные уезжал к дяде, а на каникулы домой в деревню.

Первые месяцы повышенная физическая нагрузка давалась тяжело. Кроме репетиций, никто не отменял общеобразовательные предметы. Уроки в первые годы начинались в 8.30 утра и длились до 16 часов. Когда стали постарше, учились уже до 19-20 часов. А в день репетиций студенты уходили еще позже. Благо, общежитие находилось в десяти минутах ходьбы.

К жесткому режиму привыкнуть смогли не все. В начале учебы в классе Эрдэма было десять мальчиков, до конца дошли лишь трое.

- Это искусство не для всех. Но у меня не было мысли бросить. Не то чтобы я в восторге был, просто у меня получалось. Надо выдержать, – объясняет он.

Педагог Евгения Волкова три года обучала юношу азам классического балета. Прыжкам и прочим серьезным техническим моментам Эрдэма учил Сергей Ремишевский. После ученик перешел под крыло Юрия Муруева, у которого занимается и по сей день.

До проекта Эрдэм танцевал в театре два с небольшим года и в основном участвовал в кордебалете, исполнял корифейские роли. Однако уже в первый год во время гастролей на приморской сцене Владивостока ему доверили роль Дитриха в «Лебедином озере».

- Новичку исполнять сольную партию очень ответственно. Я был в паре с Евгенией Цыреновой. Хорошо, когда опытный партнер может подсказать, напомнить, справиться с волнением, — рассказывает юноша.

Репетиции в театре проходят ежедневно, отдых у артистов – по графику. В понедельник, тяжелый день для простых горожан, они наслаждаются досугом. А в привычные для всех выходные дают спектакли.

К ним  готовятся тщательно. Сначала репетируют отдельные партии, затем соединяют в единое целое. В день представления проводится генеральная репетиция, по утрам всех обзванивают, чтобы не было «сюрпризов». 

Высшее искусство 

На одной из таких репетиций к молодому артисту подошел художественный руководитель Баярто Дамбаев и попросил видео и фото выступлений юноши. Для чего — не уточнил. Спустя какое-то время сообщил, что они с японской балериной Харукой Ямада участвуют в конкурсе «Большой балет».

С собой пара привезла шесть номеров. На момент подготовки публикации показаны два из них – «Ангара» и «Талисман». Высокое жюри тепло приняло бурятских танцоров в гостях. Некоторые члены коллегии удивились, что в сибирской глубинке существует театр классического балета. Хотя народный артист России Фарух Рузиматов в прошлом году приезжал с гастролями в Улан-Удэ и отметил достойный уровень бурятского театрального искусства.

Между тем Эрдэм вспоминает, как во время учебы в училище пересматривал любимые постановки: «Корсар», «Дон Кихот», «Баядерка» и «Бахчисарайский фонтан» и даже не мечтал в них участвовать. По его словам, балет — высшее искусство, потому что это тяжёлый труд.

- Он сложен тем, что нельзя объяснить мысли словами. Мы доносим их до зрителя эмоциями, движениями, жестами. Это красота. Здесь, как в гимнастике, надо делать чисто. Техника очень важна, – рассуждает участник престижного балетного конкурса.

 

Мечта о классическом балете 

Балерина Харука Ямада родом из японского города Хёго, что находится неподалеку от Осаки. Девочка с двух лет занималась танцами и гимнастикой, но тогда ещё не подозревала, что станет артисткой балетного театра.

До 17 лет Харука с утра до вечера училась в обычной школе, а затем спешила на занятия хореографией. Получив стандартное образование, она переехала во Францию, где поступила в Парижскую высшую национальную консерваторию музыки и танца.

- Я мечтала танцевать чистый, классический балет, но на Западе он современный, неоклассика, – рассказывает девушка о причинах возвращения из Европы в Японию.

Позже Харука на год улетела в Нью-Йорк, но американское искусство также не устроило балерину.

На одном из танцевальных конкурсов в Японии в жюри присутствовал художественный руководитель бурятского театра Морихиро Ивата. Он и пригласил девушку в Улан-Удэ в качестве стажёра. 

Холод, смешение народов и буддизм 

Харука говорит, что японская семья о Бурятии ничего не знала, только Байкал был на слуху. Родные боялись отпускать девушку в холод и неизвестность, к незнакомому народу.  Родители, зная о мечте Харуки стать балериной, смирились и отпустили дочь. Хотя по-прежнему скучают и периодически просят приехать обратно.

- Но Морихиро Ивата рассказал, что люди здесь теплые, смешение русских и бурят интересно. И что популярен буддизм. Поэтому не боялась. Меня волновали только морозы. Кстати, пожив здесь, минус 18 казались уже не такими холодными. Город маленький, за день обошла. Очень понравился театр, – делится японка первыми впечатлениями о Бурятии.
 

Первый год Харука училась классическому балету, танцевала в массовых сценах и не получала зарплату. Жила на заработанные в Японии средства. Когда девушка рассказала родителям о проекте, они не могли понять, для чего она едет в Москву. В Японии нет подобных аналогов – программ, посвященных балету. Узнав, что дочь будут показывать по телевизору, они обрадовались за её успехи и теперь внимательно следят за выступлениями Харуки в интернете.

В планах японской девушки продолжать работать и учиться.

- Мне нравится атмосфера и традиции академического театра русского классического балета. Очень ценю, уважаю наших педагогов, – заключает Ямада-сан.

Юлия Ламажапова

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here