Балет возвращает к жизни

1
429

Автор: Роман Володченков

Где и как рождается творчество? Каким должен быть современный балет на академической сцене? Какая тема сегодня способна привлечь молодежь в театр? На эти и многие другие вопросы можно попытаться найти ответы, посмотрев балет-couture BACK TO LIFE, премьера которого прошла на сцене Самарского театра оперы и балета.

Этот спектакль, по мотивам короткого, но содержательного рассказа Вячеслава Заренкова «Возвращение к жизни», представила солидная команда авторов: хореограф-постановщик Юрий Смекалов, композитор Михаил Крылов, музыкальный руководитель и дирижер-постановщик Евгений Хохлов, автор электронной музыки Влад Жуков, оркестровщик и музыкальный редактор Илья Кузнецов, художник-постановщик Вячеслав Окунев, художник по свету Ирина Вторникова, художник по костюмам Сергей Илларионов, художник по видеоконтенту Виктория Злотникова, художник по гриму Ольга Силантьева, ассистент хореографа Виктория Литвинова.

Балет во многом состоялся, оказался интересен даже искушенной публике. Посмотрев BACK TO LIFE один-два раза, захочется вернуться и попробовать вновь разгадать его сценические знаки. Не все здесь основательно и не все понятно без рассказа В. Заренкова. А либретто скорее запутывает, нежели помогает добраться до смысла спектакля. Но в современном балете так зачастую: важнее сам процесс, совершающий видимые сдвиги, нежели великое дремучее правило триединства. Теперь, а точнее уже больше века, на противопоставлении и поиске возникают разные идеи в современном танце. Они, нередко, разрушительны, но и от них классика обогащается, становится новой, более закаленной.

 

BACK TO LIFE Заренкова-Смекалова бесспорно современен. И не потому, что он наворочен техническими идеями, а потому, что в балете на большой сцене наконец-то начали искать актуальную тему, обращать внимание на жизнь вокруг, искать пути решения возникших проблем. И, причем, искать совместными усилиями, сплоченной командой мастеров танца, музыкантов и художников. Да, набивший оскомину гламур и сюда вторгнулся, но здесь понятны его цели и задачи. В развитии действия он играет ключевую роль, как кройка жизни, как часть мира моды, приносящего успех главной героине.

 

Посмотрев первое отделение балета почти до конца, может показаться, что окружающий мир поглотила тьма, и человек уже привык к этому: живет себе, горестями да невзгодами, как будто в этом главное его предназначение. Но светлый луч пробивает эту непроглядность и выносит зрителей к финальному, весьма изобретательному дуэту. В нем, оказывается, как в яйце хрупкая кощеева жизнь, таится ядро драматургии всего балета. Из него следует, что любовь бессмертна и способна победить даже свинцовое зло.

Прежде, чем посмотреть балет Ю. Смекалова BACK TO LIFE, можно и, наверное, нужно прочесть рассказ В. Заренкова «Возвращение к жизни». Это история молодой женщины, неожиданно, по воле рокового случая, потерявшей свою семью – любимых мужа и сына. Оказавшись на самом дне, у обрыва жизни, она получает надежду от неравнодушного человека, готового не только на словах, но и на деле ей помочь. Трагическая безысходность уходит, сменяется новым этапом преодоления и обретения счастья для героини.

Зная сюжет, зритель хотя бы немного, но подготовлен к просмотру. А вот если забыть о рассказе и либретто и, погрузившись в кресло, просто окунуться в стихию сценических задумок авторов? Что тогда? Придется опираться на ассоциации.

 Первое действие

Начало: оригинальное сценическое пространство – то ли крест, то ли подиум. В разных углах рояль, арфа, манекен, швейная машинка. Все указывает на то, что музыка и мода как-то сойдутся на этом выразительном поле.

На центр сцены выходит мальчик-скрипач. Его многократное заунывное музыкальное вступление словно раздувает мехи действия, заставляет зрителей погрузиться в некую историю. Рядом с мальчиком женщина и мужчина. По либретто это счастливая семья.

Кутюр: включается в работу швейная машинка. Под ее трескающее равномерное постукивание идет женское соло. Поднимается вверх монолитный занавес, до этого закрывавший половину сцены. Наверху, почти под колосниками висят макеты пуль-снарядов. Воинственная, разрушительная тема. Танцующий кордебалет в костюмах цвета хаки. Мир самоуничтожается.

Смена картины. На центральном вертикальном экране то ли снег идет, то ли сыпет седой пепел. Фигура одинокой сломленной женщины. Очевидно, что ее душевная боль невыносима.

Танго: экранный лабиринт. Четыре танцовщика, похожих на брутальных спецназовцев, которые по либретто олицетворяют всадников Апокалипсиса – Голод, Войну, Чуму и Смерть. Они близки и реальны, как внезапно нагрянувшая беда.

Модные штучки: гламурные балеринки, цокающие по подиуму пуантами, демонстрируют пестроватые оттепельные наряды. Их пронзительные визги приветствуют парней-моделей. Один из них – парниша-мачо, тоже фланирует на пуантах. Эта сцена – воспоминание героини о ее прошлом в мире моды.

Чистая любовь: дуэт девушки и юноши «Она его обязательно дождется».

 Второе действие

Монолитный, блокирующий сцену занавес с прорехами. Через них проникают световые лучи надежд. Из центра выходят девушка и юноша с длинным полотном-фатой. Они исполняют «Дуэт света» – ассоциации с Мастером и Маргаритой, Пигмалионом и Галатеей. Романтика и позитив подавляются четверкой танцовщиков (темные силы).

Драматургия: из зрительного зала выходит мальчик и передает женщине маленькую швейную машинку. Мужчина уводит мальчика со сцены. Круг замыкается.

«Поганый пляс» или «Танцы машин»: очень образная, созидающая, воскрешающая женщину массовая картина.

Соло дирижера: звучит лирическая умиротворенная тема. Из центра на сцену-подиум выходит дирижер и музыканты.

Белый вальс: вальсируют пары в белых костюмах

Финальное дефиле счастья.

Своеобразный, творческий подход коллектива авторов постановки логично вывел и к ее своеобразному зрительскому восприятию. Разумеется, у каждого отдельно взятого зрителя оно свое. Но, абсолютно для всех, ассоциация сыграла ключевую роль. Живые эмоции и большая отдача пришли к зрителям от артистов, и в разных составах это были убедительные исполнители. Выбранный же Юрием Смекаловым путь (стиль, взгляд, решение) верный, поскольку он по-настоящему творческий, нестандартный и занимательный, хотя форма подводит. Свою манеру хореограф уже обрел, он набирает силу. Будущее за ним.

Фото предоставлены пресс-службой

Самарского академического театра оперы и балета.

Фотограф – Юлия Михеева (Санкт-Петербург)

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here