125 ЛЕТ «ЩЕЛКУНЧИКУ»: КАК БАЛЕТ ПРЕВРАТИЛСЯ В ОПЕРУ — Балет 24

125 ЛЕТ «ЩЕЛКУНЧИКУ»: КАК БАЛЕТ ПРЕВРАТИЛСЯ В ОПЕРУ

Как изменился «Щелкунчик» за 125 лет
 Дети в роли детей, фея-«толстушка» и сложная музыка — 125 лет назад в Петербурге прошла премьера балета «Щелкунчик», ставшего одной из визитных карточек русской балетной школы. Эксперименты под музыку Чайковского продолжаются до сих пор.
Фрагмент спектакля «Щелкунчик» в постановке Императорского Мариинского театра, 1892 год

Фрагмент спектакля «Щелкунчик» в постановке Императорского Мариинского театра, 1892 год

Автор либретто первой в мире постановки «Щелкунчика» — известный танцовщик, хореограф, балетмейстер и педагог Мариус Петипа. В основе либретто — переложение сказки Гофмана «Щелкунчик и мышиный король», написанное в 1844 году Александром Дюма-отцом.

Премьеру в Мариинке давали в один вечер с оперой «Иоланта» — считается, что эти два произведения стали своего рода завещанием композитора Чайковского.

Легкий вальс снежинок, изящный танец Феи Драже, яркий «Шоколад» (испанский танец), восточный «Кофе» (арабский танец), колоритный «Чай» (китайский танец), веселый русский трепак и знаменитый пышный «Вальс цветов» — Чайковский навсегда вошел в историю балетной музыки как реформатор с серьезным симфоническим подходом.

При нем балетная музыка перестала быть «служанкой, сопровождающей танец» и зажила собственной сценической жизнью.

Композитор посвятил свой балет Ивану Всеволжскому — директору императорских театров, по заказу которого он написал музыку к спектаклю. Талантливый и незаурядный человек, Всеволжский, кроме прочего, был сценаристом, художником и даже тайным советником. Для «Щелкунчика» он создал эскизы костюмов. 

На роли Клары (позднее она превратилась в Мари — «Газета.Ru») и Фрица (которого в советских постановках стали звать Мишей) были приглашены дети из числа учеников Петербургского Императорского театрального училища — Станислава Белинская и Василий Стуколкин.

Щелкунчика танцевал потомственный танцовщик Сергей Легат, фею Драже — итальянка Антониетта Дель-Эра, принца Коклюша — Павел Гердт, Дроссельмейера — Тимофей Стуколкин, племянницу Марианну — Лидия Рубцова. Хореографом-постановщиком балета стал Лев Иванов, заменивший тяжело заболевшего Петипа.

«Милый Толя, опера и балет имели вчера большой успех. Особенно опера всем понравилась. Постановка того и другого великолепна, а в балете даже слишком великолепна, — глаза устают от этой роскоши, — написал Чайковский в одном из писем брату после премьеры.

Несмотря на громкий успех у публики, критики приняли «Щелкунчика» противоречиво.

Незамысловатый сюжет сказки, переложенный на довольно сложную музыку, далеко не всем пришелся по вкусу — одни хвалили, называя музыку Чайковского «симфонией о детстве», другие ругали, ссылаясь на полный провал. Так «Петербургская газета» писала, что «Щелкунчик» «кроме ску­ки ничего не доставил», а «музыка его далеко не то, что требуется для балета». Антониетту Дель-Эра, исполняющую роль феи Драже, и вовсе называли «толстушкой».

Тем не менее, эпидемия «Щелкунчика» охватила весь мир, и вот уже 125 лет балет в разных прочтениях не сходит с лучших театральных сцен.

Сказку Гофмана ставили многие крупные балетмейстеры, например, авангардист 20-х годов Федор Лопухов — балет воспринимался как «плод детского воображения», артисты время от времени читали со сцены текст, а в качестве декораций использовали огромные разноцветные щиты на колесиках. Спектакль показали всего 9 раз.

Среди других последователей Петипа — Джордж Баланчин (Нью-Йорк Сити Балет, 1954), Юрий Григорович (Большой театр, 1966), Рудольф Нуреев (Лондонский Королевский балет, 1968), Михаил Барышников (Американский театр балета, 1976), Марк Моррис (театр «Ла Монне», Брюссель, 1991) и многие другие.

А в 2014 году балет «Щелкунчик» впервые стал оперой с легкой руки Аллы Сигаловой на сцене «Новой оперы».

Автор либретто — Демьян Кудрявцев (известный медиаменеджер и бизнесмен), художник-постановщик — Николай Симонов, дирижер — Дмитрий Юровский. Постановка была приурочена к 175-летию со дня рождения Чайковского и стала одной из главных музыкальных премьер 2015 года. И если до этого герои балета на протяжении века рассказывали одну из самых популярных рождественских историй с помощью танца, то теперь зритель слушает Чайковского в сочетании с поэтической версией Гофмана:

 

«Лейся, музыка, пока 
мы танцуем трепака,
нам вообще никто не страшен, 
наша жизнь и так горька.

Славься, русская земля, 
без царя и короля, 
здесь юродивые пляшут 
без клюки и костыля».

Источник: https://www.gazeta.ru/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *