ИЗ ТЕАТРА МЕЧТЫ В ТЕАТР АБСУРДА: ЕСТЬ ЛИ ШАНС У НОВАТА? — Балет 24

ИЗ ТЕАТРА МЕЧТЫ В ТЕАТР АБСУРДА: ЕСТЬ ЛИ ШАНС У НОВАТА?

За менее чем три года в Новосибирском театре оперы и балета произошли события, которые ещё долго будут аукаться скандальными разбирательствами
 
Из театра мечты в театр абсурда: есть ли шанс у НОВАТА?
 

Новосибирский государственный академический театр оперы и балета считается одним из символов не только города Новосибирска, но и всего региона. Именно оперный театр непременно должен был посетить каждый гость столицы Сибири. А многие новосибирцы в свои планы на выходные с удовольствием включали поход на оперу или балет в театр, расположившийся в самом центре города. Так было до недавнего времени. Сегодня Новосибирский театр оперы и балета превратился просто в НОВАТ, вокруг которого уже даже создался некий ореол скандальности.

 

Увольнение директора театра Бориса Мездрича из-за постановки «Тангейзер» и назначение на его место Владимира Кехмана, незаконный ремонт памятника архитектуры, банкротство Кехмана, рост цен на билеты, изменение репертуара, жалобы труппы, недовольство горожан и т. д. — и всё это за менее чем три года.

Читайте также: «Не накрыл поляну»: директор сибирского театра понял причину своих проблем

Значительная часть жителей Новосибирска изменения театра не в самую лучшую сторону связывает с именем Владимира Кехмана, до недавнего времени возглавлявшего НОВАТ.

 
Кузьма Сергеевич Петров-Водкин. Театр. 1907
Кузьма Сергеевич Петров-Водкин. Театр. 1907

Читайте также: Архитекторы Новосибирска остались недовольны ремонтом Оперного театра

Чего только не делали новосибирцы, чтобы заставить Кехмана вернуть театру его первоначальный во всех смыслах облик, а самого его — уйти с должности. Да только ни один из доводов жителей Новосибирска на решение гендиректора театра не повлиял.

Читайте также: «Новосибирский оперный абсурд»: Кехман оставил НОВАТ ради ребёнка?

За два с половиной года руководства новосибирским театром Владимир Кехман получил четыре штрафа за нарушение предмета охраны и неисполнение предписаний. В августе 2015 года управление по государственной охране объектов культурного наследия Новосибирской области заявило о проведении незаконных работ и выдало предписание прекратить их, но оно руководством театра было проигнорировано. В том же году управление по госохране ОКН выдало предписание восстановить нарушенный облик здания театра до 1 сентября 2016 года, но и оно не было исполнено. Тогда срок был продлён на год — и это не сделано. К тому же Кехман пытался изменить предмет охраны здания, но ему помешала общественность. Министерство культуры Российской Федерации свою позицию по происходящим в новосибирском театре событиям ни разу не обозначило.

Гендиректору театра Кехману об уходе с поста всё же пришлось задуматься — 3 июля 2017 года он объявил о решении уйти с должности, в своём уходе Кехман просил винить ведущиеся против него дела о банкротстве. Уйти он собирался 1 сентября 2017 года. Но и после указанной даты остался во главе театра.

Читайте также: Мединский подтвердил увольнение директора Новосибирского оперного театра

В конце октября Вячеслав Стародубцев, который был назначен и. о. гендиректора НОВАТа, сообщил, что генеральный директор Владимир Кехман всё же вскоре уйдёт с должности, но, возможно, останется в театре как художественный руководитель.

С начала декабря, после досрочного ухода Кехмана, театром руководила Снежана Любарь. В январе же стало известно, что новым генеральным директором Новосибирского театра оперы и балета стал приглашённый дирижёр Ара Карапетян. Коллективу его представил сам министр культуры Владимир Мединский.

Читайте также: Новосибирский театр оперы и балета возглавил Ара Карапетян

 

По словам Мединского, кандидатура согласовывалась долго, а Министерство культуры проводило «долгий многоступенчатый конкурс».

Не надеясь, что с приходом нового руководителя в театре что-то кардинально изменится, депутат Горсовета Новосибирска Наталья Пинус направила письмо министру культуры Владимиру Мединскому, текст обращения она разместила на своей странице в Facebook.

«Обращаюсь к Вам как к министру культуры Российской Федерации — лицу, отвечающему за кадровую политику в федеральных учреждениях культуры, к числу которых относится Новосибирский государственный академический театр оперы и балета. Последние три года в Новосибирске не утихают дискуссии, растёт озабоченность горожан состоянием дел в театре. 15 января 2018 года Вы представили нового генерального директора театра. В связи с этим назначением считаю целесообразным сформулировать основные вопросы, волнующие жителей Новосибирска и зрителей театра. Надеюсь, что перечисленные ниже вопросы, будучи основой политики управления, обсуждались Вами с новым руководством театра», — написала Пинус, отметив, что некоторые из этих вопросов формально не относятся к непосредственной компетенции Мединского, но адресованы ему, «так как их появление стало прямым следствием реализации кадровой политики», осуществляемой Министерством культуры Российской Федерации и лично министром в отношении новосибирского театра.

 
Жанна Богородицкая в балете «Эсмеральда», постановка А. Б. Петрова 2006 год
Жанна Богородицкая в балете «Эсмеральда», постановка А. Б. Петрова 2006 год

Письмо Наталья Пинус разделила на семь пунктов. В них она затрагивает и репертуарную политику, и работу со зрителями, и переименование театра.

«За последние три года наметилась устойчивая тенденция по переходу театра из статуса репертуарного театра в категорию «прокатной площадки». Так, еще пять лет назад театр ставил исключительно оригинальные спектакли собственного производства и совместные постановки, специально созданные для него, как, например, проекты с итальянскими художниками («Щелкунчик») и Парижской оперой («Макбет»). Собственные работы театра высокого уровня прославляли Новосибирск, Сибирь и Россию по всему миру. Качество спектаклей подтверждено восемнадцатью «Золотыми Масками». Однако после марта 2015 года ситуация серьёзным образом изменилась. Вместо продолжения развития собственного творческого потенциала театр стал принимать на своей сцене спектакли Михайловского театра из Санкт-Петербурга, например, «Чиполлино», «Корсар» и «Пламя Парижа». Некоторыми из таких спектаклей — созданными для другой сцены, меньшего размера, — заменялись уже существующие постановки театра, полюбившиеся новосибирской публике. Так произошло со «Спартаком», «Спящей красавицей», «Щелкунчиком», — рассказывает новосибирский депутат, обращая внимание на то, что «изменения, происходящие с репертуаром театра, кажутся сомнительными».

Пинус подметила и несбалансированность репертуара, указав, что текущее соотношение оперных и балетных постановок делает название театра — Новосибирской государственный академический театр оперы и балета — всё более некорректным, и он фактически превращается в театр «в основном балета, но иногда и оперы».

Так, по данным парламентария, в 2017 году соотношение постановок оперы и балета составило 70% (балет) на 30% (опера), хотя до 2015 года сохранялось на уровне 50% на 50%, что «ломает» труппу театра, снижает уровень профессионализма и кадровую востребованность его оперных исполнителей и музыкантов».

«Театральные критики, российские и зарубежные, всё реже обращают внимание на театр. Эта тенденция стала проявляться после 2015 года, когда его репертуар претерпел упомянутые выше изменения. К сожалению, в существующем репертуаре театра найти предмет для профессиональной театральной аналитики сложнее, чем ранее. Резко снизилось количество гастролей, участие театра в фестивалях», — говорит она.

Кроме того, депутат указывает на то, что, согласно официальным данным, за два года средняя стоимость билетов в театр увеличилась на 45%: с 420 рублей в 2014 году до 610 рублей в 2016 году, что закрыло двери для зрителей с невысоким достатком.

«Владимир Кехман отменил бесплатный автобус после вечерних спектаклей, на котором жители Академгородка — отдалённой части Новосибирска — могли добираться домой. Автобус оплачивался театром или спонсорами и пользовался большой популярностью. Теперь у большинства этих людей нет возможности уехать на общественном транспорте, поэтому они перестали посещать вечерние спектакли, а многие — театр вообще», — считает Наталья Пинус.

Указывает она и на непринятие новосибирцами названия «НОВАТ», которое «слишком неестественно звучит, слишком непонятно, а для тех, кто знает расшифровку этой аббревиатуры («Новосибирский академический театр»), — слишком явно выдает незнание её создателем норм русского языка».

«Прошу также дать пояснения в отношении назначения Владимира Кехмана на должность художественного руководителя театра. Согласно законодательству, Владимир Кехман, являясь банкротом, не вправе занимать руководящую должность. Должность «художественного руководителя» является руководящей не только исходя из значения слова, но и лидерской позицией по отношению к Уставу театра. По Уставу театра, художественный руководитель организует творческий процесс и обеспечивает художественный уровень репертуара театра. Исходя из обозначенного выше, считаю назначение Владимира Кехмана на должность художественного руководителя театра необоснованным с точки зрения российского законодательства», — указывает Пинус в открытом письме на имя Владимира Мединского.

 
Новосибирский государственный театр оперы и балета (НОВАТ)

 

В комментариях к посту Натальи Пинус архитектор Игорь Поповский написал: «Поддерживаю в области охраны объекта культурного наследия. Факт нарушения установлен всеми уровнями общественных и экспертных советов и судебной практикой. Министерство культуры обязано найти выход из этой ситуации».

Есть, правда, и другое мнение. Так, Евгения Ельская под тем же письмом Пинус написала: «А еще, из общения с людьми, которые занимались поставками в театр, на протяжении многих лет. Кехман, т. е. его команда, четко выполняли обязательства по расчётам. В отличие от Мездрича, за которым приходилось «1,5 месяца бегать и выпрашивать свои деньги».

Мнения разнятся, как и представления о том, как сегодня должно выглядеть крупнейшее в России театральное здание. Вот только, когда эти «мнения» оборачиваются новыми многомиллионными тратами, но уже на возвращение первоначального облика зданию памятника архитектуры федерального значения, то это наводит на определённые мысли — по меньшей мере о некомпетентности тех, кто стоит в руководстве театра, и тех, кто их туда ставит.

В заключение напомним, что Новосибирский оперный театр был построен к концу 1940 года, и изначально официальное открытие его было запланировано на 1 августа 1941 года. Но этим планам помешала война. Открытие театра в центре Новосибирска состоялось после Дня Победы — 12 мая 1945 года.

 

В военное время в здании новосибирского театра хранились экспонаты многих эвакуированных из европейской части СССР музеев, в том числе Третьяковской галереи, Эрмитажа, ГМИИ им. Пушкина, Этнографического музея, дворцов‑музеев Пушкина и Павловска, музеев Новгорода, Севастополя, Твери, госколлекция скрипок из Большого театра.

Читайте ранее в этом сюжете: Новосибирскому оперному театру вернут оригинальный облик

Анна Алябьева

 

 

Источник: https://regnum.ru/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *