Балет для избранных. Как учились в академии Вагановой 200 лет назад — Балет 24

Балет для избранных. Как учились в академии Вагановой 200 лет назад

Ровно 277 лет назад в Петербурге была основана одна из первых танцевальных школ, известная сегодня как Академия балета имени Вагановой. SPB.AIF.RU вспоминает, как создавалось балетное училище и по каким правилам жили его воспитанники в XIX-XX веках.

 
Петербургская Академия русского балета имени Агриппины Вагановой по праву считается одной из образцовых мировых школ классического танца и стоит в одном ряду с L’Ecole de Danse de l’Opera в Париже и Лондонской королевской балетной школой.

15 мая легендарной «вагановке» исполняется 277 лет. SPB.AIF.RU рассказывает, как зарождалась ее история и почему воспитанникам училища нельзя было смотреть в окно.

 

Танцы для царей и чиновников

 

Первые шаги к развитию балета в России были сделаны еще в XVII веке. По мнению историков, балетным представлением можно назвать упомянутый в летописях спектакль, который давали на Масленицу 1672 года в Преображенском при дворе Алексея Михайловича – в свете разноцветных огней артисты танцевали под песни «Орфея».В годы правления Петра I танцам уделялось много внимания, поскольку они были важной частью светской жизни в любимой императором Европе: дворянскую молодежь законодательно обязали обучаться танцу, а менуэты и контрдансы прочно вошли в светский этикет.

Впервые преподавать балетные основы начали, как ни странно, в Сухопутном шляхетном корпусе, где воспитывались будущие важные чиновники. Для «светского обхождения» им важно было уметь двигаться, поэтому в Петербург в 1734 году выписали французского танцмейстера Жана Батиста Ланде, который четыре года спустя встал у истоков классического русского балетного образования.

Первые уроки в Зимнем

Вступившая на престол Анна Иоанновна решила развить идеи своего предшественника и подписала указ о создании отдельной балетной школы в 1738 году. Лучшим кандидатом на роль педагога оказался все тот же Ланде. Поначалу занятия «Танцовальной Ея Императорского Величества школы» проходили в нескольких комнатах Зимнего дворца, а в воспитанниках числились всего 12 детей – сыновья и дочери дворцовых служащих простого происхождения. Детей брали на полный пансион, а обучение было бесплатным. Позже первые ученики Ланде Аксинья Сергеева и Афанасий Топорков прославились за рубежом, а Авдотья Тимофеева стала первой танцовщицей, которой «аплодировали метанием кошельков».

 
Первые уроки балетной школы проходили в Зимнем дворце. Фото: www.globallookpress.com

В 1742 году ученики школы Ланде приняли участие в коронационных празднествах Елизаветы Петровны в Москве. Известен афо­ризм Екатерины: «Народ, который поет и пляшет, зла не думает».

«В царствование Екатерины II балет был в большой моде. По случаю коронации императрицы был дан в московском дворце роскошный балет «Радостное возвращение к аркадским пастухам и пастушкам богини весны», в котором участвовали знатнейшие вельможи, - говорится в Энциклопедии Брокгауза и Эфрона. - Из записок Порошина (1765 год) видно, что Павел Петрович, наследник престола, нередко танцевал в придворном театре в балете; о представлении 18 января он пишет: «От хлопанья в ладоши в танцовании его высочество несколько сбился и оробел». В 1766 году выписанный из Вены «совершенный балетмейстер» и «великий сочинитель музыки» Анжолини вводит национальнный русский балет и «вместе в музыку оного (балета) русские мелодии, сим новым ума своего произведением удивил всех и приобрел всеобщую себе похвалу».

Слияние с театром

В 1779 году балетная школа вошла в состав Санкт-Петербургской театральной школы. За три года до этого Екатерина учредила Дирекцию императорских театров, которая «имеет попечение о строениях, актерах, гардеробе, избрании представляемых театральных сочи­ нений, оркестре, приходе и расходе», а так­же осуществляет надзор за Танцевальной (театральной) школой.

В середине XVIII в. жанры оперы, балета и драмы не были дифференцированы, они представляли собой единое театрально-сце­ническое действо, балет того времени, кроме танца и пантомимы, включал в себя так­ же сценическую речь и пение. Только к концу XVIII века действие балетного спектакля в России перестало сопровождаться речью.В знаменитые здания на улице Зодчего Росси школа въехала в середине XIX века именно как Санкт-Петербургское Императорское театральное училище. Благодаря этому дом № 2 стал одним из центров театральной жизни Петербурга.

Академия русского балета переехала на улицу Зодчего Росси в середине XIX века. Фото: Commons.wikimedia.org

В 1809 году в училище был разработан новый устав, который делал балетное образование ступенчатым и давал воспитанникам возможность выбирать специализацию в зависимость от природных наклонностей.

Ученический коллектив делился на четыре отделения. В первом воспитанников до 13 лет обучали Закону Божию, французскому и русскому языку, арифметике, танцам, музыке, рисованию. Затем основную массу воспитанников переводили во второе отделение, чтобы, «когда уже способности довольно обнару­жатся, обучать их с нарочитым старанием тому искусству, к которому по их склонностям и дарованию они предназнача­ются, употребляя уже и в театральных представлениях по той части, к которой они будут определены». Выпускники этого отделения позже вступали в драматическую труппу, кордебалет или оркестр. Самых одаренных – не более 12 человек – брали в третье отделение. Здесь подход был индивидуальным, специалистов готовили «штучно». По воспоминаниям современников, они «отличались от прочих одеждою, содержанием и учением поверялись исклю­чительно балетмейстеру, музыканту или учителю декламации, которые довершают усовершенствование их талантов и ответствуют в том Дирекции, вознаграждающей их по мере успе­хов вверенных им учеников».В четвертом отделении оказы­вались неспособные к исполнительскому искусству дети. Из них получались подсобные рабочие для театра.

Суровая дисциплина

Благодаря такому индивидуальному подходу экзамены здесь проходили не в виде тестовых заданий, а в виде целой постановки: балетного или драматического спектакля, на который приглашали членов императорской семьи.

В 1829 году в уставе училища окончательно закрепились функции подготовки: «1) способных и образованных актеров для Российской драматической труппы; 2) искусных и знающих музыку певцов и певиц для опер; 3) отлич­ных танцовщиков и танцовщиц в балетах и 4) отчасти музыкантов для оркестров».

Гала-концерт в честь открытия нового сезона Мариинского театра. На фото: студенты Академии Русского балета им. Вагановой Фото: www.globallookpress.com

Дисциплина была почти тюремной: здесь был штат из 10 надзирателей, которые имели право физически наказывать воспитанников за проступки. С родственниками ученики почти не виделись, не получали от них передач и подарков. Войти и выйти из училища можно было только по письменному разрешению инспектора. «Воспитанницы никог­да не отпускаются из училища, кроме крайних случаев, как-то: при смертной болезни родителей и тому подобном», - говорилось в указе 1829 года. В середине XX века в окна училища были вставлены матовые стекла, чтобы воспитанники не отвлекались от занятий и не подвергались соблазнам улицы (длина которой, кстати, всего 220 метров).

На протяжении всей истории существования училища классовый состав в нем был очень пестрым. «Дело о пред­ставлении ведомости о числе учащихся в Императорском Санкт-Петербургском Театральном училище за 1858 год» содержит све­дения о том, что обучаются 144 человека. Из них детей из семей артистов 17, придворнослужителей — 12, мещан — 40, чиновников — 12. Незаконнорожденных детей среди них 35, а четыре воспитанника происходят из высшего сословия купцов, чего прежде не было в практике. Детей ремесленников, вольноотпущенных, нижних воинских чинов было совсем немного.

Революция и Ваганова

Поворотным моментом в истории балетной школы стала Революция, за которой последовал приход в штат преподавателей Агриппины Вагановой. Балерина на пенсии, оставшаяся в тревожное время без средств и с ребенком на руках, Ваганова занялась преподаванием почти случайно, не чувствуя особой тяги к педагогике.

Агриппина Ваганова совершила переворот в системе балетного образования. Фото: www.russianlook.com
 

Однако превзойти ее в этом не смог никто. Художественный руководитель Академии русского балета Игорь Бельский вспоминал: «Ваганова не придумала ничего нового в движениях. Она обобщила все, что было до нее, во многом использовав уроки Ольги Преображенской. Хорошие педагоги были и до Вагановой, но они учили интуитивно, а она систематизировала их приемы и составила методику постепенного обучения классическому танцу. Во французской школе был провисший локоть, а в итальянской – слишком напряженный. Ваганова соединила французскую мягкость и итальянскую аккуратность рук, нашла середину, и получилась русская школа. Еще одна заслуга Вагановой в том, что она вместе с Федором Лопуховым сохранила в послереволюционную разруху русский балет – его репертуар, школу, профессиональное мастерство».Обобщив существовавшие и раньше техники, Ваганова изобрела собственную систему, давшую блестящие результаты. В 1937 году на фоне волны доносов и арестов ей пришлось покинуть пост художественного руководителя Кировского театра, но руководителем Ленинградского хореографического училища Ваганова оставалась до самой смерти. В 1957 году Ленинградскому хореографическому училищу присвоено имя Вагановой, которое перешло в название  Академии русского балета.

В1995 году Академия им. А. Я. Вагановой была включена в Государственный свод объектов особо ценного культурного наследия.

Источник: http://www.spb.aif.ru/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *