НЕ ТОЛЬКО ДЕГА: КТО И ЗАЧЕМ ИЗОБРАЖАЛ БАЛЕТ В ЖИВОПИСИ? — Балет 24

НЕ ТОЛЬКО ДЕГА: КТО И ЗАЧЕМ ИЗОБРАЖАЛ БАЛЕТ В ЖИВОПИСИ?

Балет  – одна из самых недолговечных форм искусства. И это обстоятельство повышает её ценность. Как бы ни было сложно запечатлеть балет до появления фото- и видеотехники, попытки начались с возникновением самого танца и продолжаются по сей день. Разбираемся, кто, как и почему изображал балет с XIX века и по сегодня.

Все начиналось с литографии

Для XIX века печатная графика была не столько характерным направлением развития изобразительного искусства, сколько единственной доступной тиражной техникой. Все книги, афиши, буклеты, брошюры печатались либо в технике офорта, либо – литографии. Именно поэтому проще найти изображения многих известных балерин того времени в виде литографского оттиска, чем в любом другом формате.

Больше всего портретов у одной из первых балерин, ставших на пуанты, – знаменитой Марии Тальони. Тальони рисовали многие, в том числе и маслом на холсте, как требовала мода времени. Однако один из самых известных ее портретов – в сценическом костюме для балета “Зефир и Флора” – выполнил Альфред Эдвард Шалон в технике литографии. Он рисовал Тальони в разных сценических образах – Сильфиды, Флоры, Феи цветов и других.

Часть работ создавалась для афиш, рекламных буклетов и программок, часть, чтоб растиражировать изображение известной балерины на радость ее поклонникам. Все работы исполнялись, чтобы максимально усилить фантастичность образа. В угоду моде нарушались законы анатомии и гравитации, но тогда эти жертвы не считались значительными.

 

В 1845 году свет увидела литография Шалона “Pas de Quatre Grisi/Taglioni/Grahn/Cerrito”. Работа изображала четырех балерин c международной славой – Марию Тальони, Карлотту Гризи, Люсиль Гран, Фанни Черрито – и разошлась огромным тиражом. Можно сказать, что такие литографии были своего рода мерчандайзингом XIX века.

Литографии с известными балеринами середины XIX века можно встретить в творческом наследии Геведона, Августа Жюля Бове, Эдуарда Блоха. Более того, до нас дошло много картин и отпечатков 30-х и 40-х годов XIX века, авторов которых установить не удалось.

Бесстрастный мастер движения

Бесспорно, Эдгар Дега  один из самых известных художников, писавших балет. Дега был фанатично влюблен в рисунок и весьма опосредовано интересовался балетом в целом и балеринами в частности. В погоне за темой в равной степени эстетичной и позволяющей использовать богатство художественных техник, Дега исследовал множество сюжетов. В период с 1871 по 1885 года, художник пишет огромную коллекцию картин о балете.  

Главной темой была работа балерин на репетициях, за кулисами и на сцене. При этом мастер полностью игнорировал личности балерин, обходился без акцентов на сюжетах балетов, стирал все социальные аспекты и возможные подтексты. Его интересовала ткань, тела в движении и свет. Все остальное просто не попало в область интересов художника, который сегодня в первую очередь ассоциируется с балетом.

После Дега

Тему балета использовали в своих работах многие современники Дега. Каждый при этом освещал интересные конкретно ему детали, в присущей только ему одному манере. 

Жан-Луи Форен, французский художник конца XIX – начала XX века, занимался графикой, иллюстрацией и изображением сложных нравов светской жизни Франции своего времени. Балет и балерины просто не могли не войти в его “репертуар” и не занять в нем значимого места.

Форен был известным карикатуристом. Карикатура – жанр, который неизменно накладывает отпечаток на все творчество художника. Его серьезные работы были полны иронии и жестко изображали французскую действительность. Эстетическая же составляющая от этого не страдала. Картины изображали цирковые выступления, скачки, светские рауты и театральное закулисье. Последняя тема раскрывалась через многочисленные образы балетных танцовщиц.

В одном ряду с Дега и Фореном нужно поставить довольно специфического и абсолютно не эстетичного французского художника. Речь пойдет об Анри де Тулуз-Лотреке. Лотрек смотрел на блестящий французский свет сквозь призму своего незаурядного ума и приобретенной в раннем возрасте инвалидности. Неудачлив в любви, именит, умен, он ярко вспыхнул и умер, не дожив до 37 лет.

Художник не гнался за эстетикой, он искал правды, а порой – несовершенства, чтобы скрасить свои недостатки. В результате мир получил несколько образцов постимпрессионистской живописи, изображающих балерин за кулисами.

 

Пораженные балетом

Красота подлинная всегда останется темой для творца. Доказательством тому станут работы трех художников с блестящей карьерой, которые в определенный момент своего творчества попали в театр.

Лаура Найт – британка, личность для своего времени, мягко говоря, незаурядная. Она стала первой женщиной удостоившейся ордена Британскй империи, была военным художником во время Второй Мировой войны, работала в зале суда штатным художником на Нюрнбергском процессе и рисовала труппу Большого театра, приехавшую на гастроли в Лондон Гранд Опера.

Найт рисовала актеров кино, театра, циркачей и балерин. В поле ее зрения попала труппа Дягилева во время Русских сезонов. Среди работ о балете этой художницы,  можно найти портреты Карсавиной и Лопуховой, сцены закулисья, подготовки к выходу на сцену и сложные па во время представления.

Американский художник Эверетт Шинн входил в объединение “Восемь”, был авангардистом и протестовал против консервативного и закоснелого взгляда на искусство. Во время одной из поездок в Европу он начал рисовать театр. В балете он горячо ценил диалог между актерами на сцене и темным морем зрительного зала, ее окружающем.

Шинн был убежденным художником своей эпохи. Он не рисовал модных балерин или сцены из известных балетов, он рисовал веселье, фейерверк таланта актеров и тех, кто делает этот талант значимым – публику.

Третьим в списке балетоманов станет Пабло Пикассо. Известнейший мастер открыл для себя балет благодаря “Русским сезонам”. Жан Кокто и Эрик Сати, работавшие с Дягилевым, пригласили Пикассо создать с ними сценографию и эскизы костюмов для постановки балета “Парад”. Художник согласился и выполнил работу с невероятным увлечением, хотя сам балет европейская публика в итоге не приняла.

Во время подготовки балета “Парад” Пикассо познакомился со своей будущей женой, балериной Ольгой Хохловой. После женитьбы художник продолжил работать для “Русских сезонов” и его наследие естественно обогатилось картинами, изображающими балет в свойственной ему авангардной манере.

Русские художники о русском балете

Если французский двор стоит считать колыбелью классического балета, то Россия стала страной, принявшей эстафету в деле развития великого танца. Справедливо, что славянских художников рисовавших балет тоже было немало.

Список, рисовавших балет, нужно начинать с имени Валентина Серова. Серов был востребованным портретистом и входил в компанию представителей русского авангарда. Сотрудничал с Дягилевым с 1902 года. принимая участие в выставках объединения “Мир искусства”. Именно он сделал первую балетную афишу для “Русских сезонов” с Анной Павловой. Балерина изображена в полный рост в сценическом костюме для одноименной роли в балете “Сильфида”.

Также известно, что Серов нарисовал несколько эскизов карандашом с Тамары Карсавиной и Михаила Фокина, и создал занавес к балету “Шахерезада”. На этом его история с балетом заканчивается – точкой стал скандальный портрет Иды Рубинштейн, также блиставшей в первых дягилевских сезонах.

Зинаида Серебрякова, русская художница, работавшая в начале XX века, урожденная  Бенуа. Бенуа были известны, как семья исключительно талантливых специалистов в сфере архитектуры и изобразительного искусства. Серебрякова была образцовой Бенуа. Она рисовала все. Сюжетная линия художницы чрезвычайно широка, а стиль неизменно элегантен.

В послереволюционные годы она получила разрешение на проход за кулисы Мариинского театра. В течение трех лет Серебрякова рисовала балерин. Вглядываясь в ее работы, сделанные в гримерных нельзя не увидеть сходство с работами Дега. Художница действительно очень любила его творчество и некоторые сюжетные линии их работ пересекаются довольно тесно. Тем не менее, есть такие работы, как портрет балерины Гейденрейх, картины, выдающие подлинные отношения Серебряковой с театральной труппой – это дружба и искренняя личная привязанность.

Александр Герасимов известен как “придворный” художник Сталина. И мотивы Герасимова относительно работы с балетом соответствуют его интересам. В жанре соцреализма он рисовал, как всегда, лучших – прославленную элиту Советского Союза. Его руке принадлежат по крайней мере две знаменитых картины –  портреты в сценических костюмах балерин Ольги Лепешинской и Софьи Головкиной. Здесь использован один прием с зеркалом, который визуально увеличивает и без того большие полотна и позволяет рассмотреть своих героев со всех сторон. Обе картины хранятся в Третьяковской галерее.

 

Рассказать обо всех, кто рисовал балет крайне сложно, поэтому остановимся на спорной троице и назовем несколько имен, чьи работы тоже стоит посмотреть. Среди них Виктор Орешников, Евгений Устинов, Александр Яковлев, Константин Сомов, Савелий Сорин и многие другие.

Балет и современные художники

Тенденции предыдущих веков говорят о том, что балет рисовали там, где он был популярен и там, где он развивался. В конце двадцатого века и Франция, и Россия утратили свое монопольное право на “лучший” балет. По всему миру много сильных школ, трупп и танцовщиков. Возможно, поэтому стало куда больше художников, манер и картин, изображающих балет.

Если вас интересует, кто еще обращался и продолжает обращаться к балету сегодня, стоит обратить внимание на работы Стефана Пэна, Тан Юань Ву, Гуань Цзэцзуй, Роберта Кумбса, Нгуэн Тан Бина, Тадеуша Войтковского и других. Многие из них подражают мастерам прошлого и показывают самые привлекательные и оттого иллюзорные грани балета. 

Пример действительно современного художника – американец Роберт Хайндел. В 80-х, на пике своей карьеры иллюстратора, он обратился к балетной живописи. Его сотрудничество с труппами Сан-Франциско, Королевского балета Великобритании и другими принесли ему прозвище “художник танца”. Он жил балетом настолько, насколько это было возможно для не танцора.

Содержание картин Хайндела – это не история и не просто эстетика движения, это рассказ о характере и усилии движения в танце. Кажется, что Хайндел пытается нарисовать ту железную волю, которая позволяет телу человека создавать балет. Его сюжеты недосказаны ровно настолько, насколько их может дополнить сознание. А выбранные ракурсы и линии словно приводят в движение все пространство полотен. Изображая реальные будни труппы, художник сумел при этом не вырезать балет из мира фантазии. А именно с ним изначально ассоциируется это искусство. 

АВТОР ПУБЛИКАЦИИ: Кира Камарали

 

источник http://balletristic.com/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *