«ТЕАТР — ДЕЛО ДОРОГОЕ, И НЕ НУЖНО КОМПЛЕКСОВАТЬ» — Балет 24

«ТЕАТР — ДЕЛО ДОРОГОЕ, И НЕ НУЖНО КОМПЛЕКСОВАТЬ»

Откуда берутся астрономические цены на билеты театр, и сможет ли новый закон избавить страну от перекупщиков.

Цены на билеты в театр Минкульт мониторит с прошлого года. В ведомстве создали специальную автоматизированную систему, которая фиксирует номер билета, дату и время продажи или возврата, цену. К ней уже подключились все подведомственные министерству театры. С помощью этой системы можно не просто наблюдать за продажами в режиме реального времени, но и собирать статистику.

С начала года объем продаж федеральных театров составил 1 млрд 389 млн рублей, средняя стоимость билета — 1626 рублей, и почти 855 тыс. зрителей. Топ-10 федеральных театров по выручке ожидаемо возглавил Большой театр. Дальше по списку Мариинский театр, театр им. Вахтангова, МХТ им. Чехова, Малый театр России, РАМТ, Театр наций, БДТ им. Товстоногова, Новосибирский театр оперы и балета, МХАТ им. Горького.

«А вот по количеству посетителей Мариинский театр опережает Большой. И тут ничего не поделаешь. Это означает, что стоимость билетов в Большой театр существенно превышает среднюю стоимость билетов в Мариинку», — отметил замминистра культуры РФ Александр Журавский.

В феврале 2018 года средняя стоимость билетов в Большой театр 4,1 тыс. рублей. В Мариинский театр — 1,4 тыс. рублей. Такие цифры выдала автоматизированная система Минкульта.

Руководители ведущих российских театров рассказали, сколько стоят билеты в театр на самом деле. В МХТ им. Чехова предельная цена в партер — 10 тыс. рублей, в Московском академическом музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко на оперу — 2 тыс. рублей, на балет — 6 тыс. рублей, в театре «Мордерн» — 5 тыс. рублей, в Московском академическом театре им. Маяковского — 5 тыс. рублей.
«Театр — это вообще дорого. Это дорогой вид искусства, и не нужно комплексовать», — отметил художественный руководитель театра «Модерн» Юрий Грымов, обращаясь скорее к коллегам, которым явно было неудобно называть эти цифры.

Откуда берутся такие цены на билеты, рассказал директор Московского академического театра им. Маяковского Леонид Ошарин. «Была старая формула, которая по-прежнему работает: если за три-пять дней до начала спектакля все билеты проданы, значит, вы угадали с ценой. Если за две-три недели с начала продаж все проданы, значит, продешевили. Если к началу спектакля билетов много, значит, цена завышена», — отметил он.

Но цены, о которых возмущаются в Сети, еще выше, чем те, которые озвучили сами руководители театров. И это, по словам Журавского, дело рук спекулянтов.

По словам генерального директора Московского академического музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко Антона Гетьмана, спекулянты конъюнктуру знают лучше, потому что вкладывают в это свои деньги. На основе своей аналитики они всегда покупают определенное количество билетов на конкретные спектакли.

«Если мы выставляем билеты дешевле рынка, мы кормим спекулянтов. Если выше рынка — билеты лежат. И мы не должны промахнуться, ведь от доходов с продаж зависит ежедневная работа театра. Порой они составляют 30-60% бюджета», — отметил Гетьман.

Но и поднять цены до уровня спекулянтов театры не могут. «Когда мы поднимаем цены, мы меняем посетителя. Теряем того самого театрального зрителя, который не может купить покупать билеты дорого. Это нужно учитывать», — отметил генеральный директор Большого театра Владимир Урин.

«Мне надоело отвечать на вопросы о том, почему билеты в Большой театр стоят по 2 тыс. евро. У нас не бывает билетов дороже 15 тыс. рублей, даже на топовые спектакли. Кроме одного единственного дня в году — 31 декабря. В этот день цена билетов на „Щелкунчик“ доходит до 20 тыс. рублей», — подчеркнул он.

При этом сходить в Большой можно и за 800 рублей, и за 1,5 тыс. рублей, а студентам — за 200 рублей.

«Цены на билеты в Большой держатся на уровне ведущих оперных и балетных домов мира. Да, государство дает нам серьезные деньги, но в нашем театре работает около трех тысяч человек, и мы должны уметь зарабатывать, чтобы платить всем этим людям зарплату», — отметил гендиректор Большого театра.

По его словам, театры борются с билетной мафией, как могут. На все топовые спектакли билеты в Большой театр продаются только по паспортам — и в кассах театра, и на сайте. Купить можно не больше двух в одни руки. Такую схему в прошлом году отработали со «Щелкунчиком». Обычно билеты уходили за три-четыре дня, но в прошлом году продажи шли на протяжении полутора месяцев.

«Полностью ограничить доступ к перекупщикам мы не можем. Борьба со спекулянтами имеет правовые ограничения», — посетовал Урин.

Законопроект, который защитит театры от спекулянтов, внесли в правительство РФ на рассмотрение. Как рассказал «Росбалту» замминистра культуры, если документ примут, кроме самих театров продавать билеты смогут только те организации, которые работают с ними по договору. Три-четыре компании, названия и адреса которых будут указаны на сайте театра-партнера. Билеты можно будет продавать только по номиналу. Спекулянты больше не смогут реализовывать билеты с исправленной или заклеенной ценой. Минкульт получит право выписывать протоколы об административных правонарушениях на владельцев сайтов, которые торгуют билетами без договора с театром. Законопроект предусматривает досудебную блокировку таких сайтов и штрафы для владельцев, которые существенно превышают прибыль от продажи билетов, даже если это билеты в Большой театр. Для физических лиц — до 300 тыс. рублей, для юридических — до 1 млн рублей. По мнению Журавского, это отобьет у спекулянтов всякую охоту делать нечестный бизнес.

Кроме того, законопроект урегулирует вопрос возврата билетов. По словам замминистра, порядок театры будут утверждать сами. Законопроект лишь установит определенные границы. Билет можно будет вернуть только в ту кассу, в которой его покупали. Если это происходит по вине театра, вам вернут полную стоимость. Если нет — билет возьмут на реализацию. Когда его продадут, вы получите свои деньги за вычетом 10%, которые касса возьмет за услугу. Если продать билет не получится, деньги вам не вернут. Та же схема будет работать с компаниями, которые работают с театром по договору.
Четкая история с возвратом билетов будет серьезным ударом по спекулянтам, считает и. о. художественного руководителя — директора МХТ им. Чехова Юрий Кравец. «Мы знаем в лицо всех, кто стоит перед театром, пытаемся с этим работать, но серьезных рычагов для этого у нас нет», — отметил он.

«Контроль нам не нужен, но обезопасить законодательно вопрос сдачи билетов нам крайне необходимо», — согласился художественный руководитель театра «Модерн» Юрий Грымов.

В то же время, генеральный директор Московского академического музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко Антон Гетьман усомнился в том, что правительство способно отделить одно от другого. Он опасается, что если государство начнет контролировать продажу билетов, то может урезать господдержку.

«Если бы те законы, которые есть, работали эффективно, проблемы не возникло бы.
Большой театр выиграл пять или шесть судов у владельцев сайтов-клонов. Ни одно решение суда не было исполнено, ни один штраф не был выплачен. Еще до окончания судебного разбирательства сайт исчезал, и на его месте появлялся другой такой же. Это еще одна попытка сделать так, чтобы закон работал. Но я отношусь к ней без оптимизма», — признался Гетьман.

Анна Семенец

источник https://www.rosbalt.ru/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *